Пост 26. Жисть – жесть

Наша жизнь – иллюзия. Это не просто ходовая фраза. Это существо нашего существования. Каждое наше рабочее отношение к чему угодно – это законсервированная реальность, к ней самой имеющая очень отдаленное отношение. Отдаленное ровно настолько, насколько живуче само это отношение.

Когда-то на заре биологии ученые изучали клетки – их состав – методом фиксирования: консервировали клетку – умерщвляли ее, мумифицировали консервантами – и рассматривали под микроскопом. На основании результатов таких наблюдений судили о процессах, в ней происходивших, изучали так сказать жизнь. Результаты – на тот момент соответствующие: что-то понимали, но от истины были очень далеко.

По такому принципу работает в принципе вся современная наука: по каким-то отдельным характеристикам люди пытаются судить о целом. Понятно, что в результате целое представляется как некий набор характеристик, в котором предполагается со временем заполнить существующие пустоты, чтобы это целое стало самим собой в нашем его понимании. Это и есть иллюзия. Целое – не есть фиксированный или развивающийся набор чего угодно. Целое – это процесс, который по своему ходу проявляется некими временно фиксированными и развивающимися образами, которыми при этом сам не является, а только представляется им самим, пока они таковые есть. И насколько эти его проявления больше его фиксации нежели он сам, настолько они его иллюзия. И напротив, чем больше в них его процессной сути, тем менее они есть его иллюзия.

Вот эту разницу между методологией сборки целого из деталей конструктора, которую выражает собой современная наука, а по ней и наше обыденное ощущение мира, между видением жизни при помощи консервного ножа и видением ее хода вживую, мы и будем пытаться разглядеть. Кому уже предыдущее невмоготу по их внутренней, пусть еще и не вполне осознаваемой сути – приценится.

"Консервный"  подход к видению мира – не заблуждение, не ошибка, не грех. Это степень выражения той же жизни. Он должен быть, он есть, он будет занимать свое место во всем происходящем, но из ведущего, из акцентного, из кажущегося единственным и верным, он станет проходящим. Пока для некоторых. Позже – для всех, но по-разному. Как и он сам когда-то пришел на смену видению, не требовавшему вообще никакого выяснения, почему и как что происходит по жизни: ни одна сущность до человека, в том числе и наши предки доцивилизованных времен, в том числе наша биологическая выраженность — тело — не имеет этих вопросов как таковых – просто живет по плану происходящего.

Пока мы судим о планах реальности и ее сути по себе – по своему ограниченному в ней выражению, мы будем иметь только копящиеся вопросы и проекции, срезы ее "гистологического" материала, на которых по случаю, а значит, не всегда совпадая с желаемым, а значит, страдая, будем иметь свое иллюзорное о ней представление.

Если, научившись думать и анализировать, мы позволим ей быть в нас по ее плану (как это делают все сущности до нас, и ничего, жить справляются), но на своем уровне, — вот только тогда мы найдем все ответы на все наши вопросы, коль они есть. И это вторая цель затеянного здесь обсуждения: приценившись и найдя подходящесть себе, реализоваться согласно планам реальности, а попросту – выйти из иллюзии. Реально? Вполне. Иначе какая же это реальность? Так, сплошная иллюзия.

Пока ты сам набор срезов, консерва, пока ты сам не живешь полноценно – жизнь ты не увидишь. Нужно жить, чтобы понять жизнь. То, что мы называем жизнью сейчас – есть ее ограниченное выражение, один из ее срезов, одна из степеней ее свободы выражения – отсюда и все наши вопросы, не имеющие, и таким образом никогда не будущие иметь, ответа.

Начни жить и жизнь сама все покажет. Увидеть можно только то, что есть. И ровно настолько, насколько оно в тебе есть. Что-то не понимаешь? Значит, видишь ограниченно, значит, всего не имеешь. Тогда задавать вопросы – только их множить. Сделать по существу происходящего – снять вопрос. Это единственный способ их разрешения в этом мире. Как это реализовать? Просто.

В этом мире есть одна сила, которая всем руководит – сила прохождения однозначности взаимодействия (ученые в рамках своего "консервного" подхода в части касающейся ее называют "темной энергией"). В любой области сегодняшнего человеческого познания, признаваемой и непризнаваемой научной, ее специалисты сталкиваются с одной базовой проблемой: как увязать понимаемые частные выражения с в действительности происходящим. Это всегда невозможно, потому что всегда есть еще что-то большее за пределами понимаемого, которое не входит в его рамки.

На примере сил, известных физике: замечаем три базовых плюс непонятную гравитационную, которых явно недостаточно, чтобы описать в действительности наблюдаемое – еще более 70 процентов энергии, а соответственно и массы, в "темноте". Почему не видим основную "часть" Вселенной? А потому что видим из пределов материального. А материальное – лишь текущая степень выражения реальности. Для физиков и Мира в их представлении естественно, что любое взаимодействие осуществляется через элементарные частицы, перечень которых они постоянно уточняют, получая удовлетворение от его все более удачной систематизации (смотрим последнее достижение – Стандартную модель – действительно, произведение искусства, есть чем гордиться, но и только). Их силы – по сути материальны, то есть обязательно наличны для всего. И их не смущает заведомая невозможность с материальной точки зрения этого положения. Как всякое, что можно описать и уложить в схему одновременного существования, может быть и не быть одновременно? Например, до Большого взрыва или после "выгорания" и "разбегания" космического материала? Или в квантовой суперпозиции? Здесь спасают всякие экзотические модели, которые показывают одно – предельность материального видения: сами по себе модели красивые, но реализоваться в них мы никак не можем, Стандартная модель не пускает. Высшее достижение, предмет гордости и вдохновения – становится одновременно и камнем преткновения.

Чтобы подмаслить, можно вполне легитимно поспекулировать еще на теме чисто человеческих проявлений, например сверхчувствования, которые никак не вмещаются в парадигму взаимодействия путем передачи "частиц". Но, думается, что и примера "гравитона", через который якобы осуществляется взаимное притяжение всех объектов Вселенной, достаточно, чтобы заподозрить тупиковость такого подхода воззрения на Мир. Как классическая физика хороша для описания взаимодействия локализованных групп макрообъектов и недостаточна для описания микромира и макрокосмоса, так и весь комплекс современной физики, а вместе с ней и любого построенного на этих же логических основаниях видения, недостаточен для описания Мира действительного. Пространственно-временное его изображение – лишь отражение этой степени его выражения, ею и ограничено.

Предложить в этом тексте иное его – Мира – видение, чтобы подтвердить его неголословность, невозможно – кто услышит-то? Тот, кто видит пространственно-временно? Нонсенс! А вот привести к иному видению и так его показать – другое, и единственно реальное, дело. Этим и займемся: кому уже возможно, осилит [силы *утробным голосом с подвыванием* неземн-ы-ые, доселе те-е-емные, невозмо-о-ожные, но *мимишным голосом, тараторя* такие няшные, пушистые, всем дающие и ничего взамен не требующие))]. Нападки этот опыт непрошедших не принимаются: сделайте предлагаемое – не приведет к декларируемому результату, тогда и нападайте. Не можете сделать – это и заметьте как подтверждение предлагаемого: это Мир, где каждому [его месту по его ходу] – свое [его выражение], из которого иначе не видит, чем через описание из своего текущего ограничения.

Любое описание проводится из наличного положения в Мире. То есть может судить только по себе. И это суждение для него – всё, описывает всё, и иного не предполагает. Вот это та мысль, ради которой сказано все, что выше.

Современная наука как представитель передовых позиций видения человека – нас с вами – описывает не Мир, а описывает свое текущее место в Мире, описывает свое видение с точки зрения сегодняшнего места по ходу Мира. С точки зрения Места – Мир определен зависимостями его слагаемых. С точки зрения Мира – слагаемые определяют свои зависимости, но сами определены его сутью. Живущие Местом изучают Место: понимая окружающее, устраивают себя [как получится]. Славное занятие, когда следующее недоступно. Живущие Миром – выражены его сутью. Ее и определяют – в себе. Найдя в себе, замечают в Миру (вернее, Мир ими замечает себя следующим). Как говорится, почувствуйте разницу. И только почувствовавший ее (какие-какие "частицы" взаимодействие организовали?) – не сможет не сделать иначе, как делал раньше – притянется к такому выражению взаимодействия. При достаточном опыте которого понимание той же гравитации не составляет уже вопроса как такового, что будет воспринято как самое проходное и малозначимое "достижение" из предстоящих ему на этом пути.

Этот Мир – Мир взаимодействия. Нет взаимодействий – ничего нет. Только вот "не хлебом единым они живы". И чтобы увидеть взаимодействия дальше привычного, достаточно одного – взаимодействовать с уже имеющим такое. Другого пути нет. И вас другого – не недовольного собой в чем-то достаточно, чтобы это мешало жить, а удовлетворенного всем с ним происходящим независимо от воли происходящего – иначе не будет. Только вас, не переживайте. Мир, если не в вас, выразится так в ком-то другом: свято место пусто не бывает. И все будет, как ему положено – по его сути, а не по сути кварков, лептонов, бозонов, гравитонов и тень-тени-их-тени омонов, центурионов, клонов, забубонов и прочих фалометрионов, пока плотно и непроходимо заполняющих нашу якобы сознательную жизнь. Пока. Будет и иначе. Совсем иначе. Уже местами просвечивает)).

Здесь, опять же, все просто – посмотрите на происходящее вокруг со следующей точки зрения. Когда Мир выражен своим очередным видом, и его достаточно — его выразители довольны собой и делаемым ими больше, чем недовольны от препятствий, которые приходится преодолевать на пути реализуемого. Соответственно, когда выразители текущего вида Мира больше недовольны делаемым ими, чем довольны, и непонятно, почему с позиций выражаемого ими – это значит, что Миру этот его вид и такое его выражение уже не подходит. Грядет следующее, для предыдущего ему неведомое, необъяснимое, но неизбежное. И кто же его будет собой выражать? Да те самые Наевшиеся предыдущим, имеемым, непонятно самим почему его предающие и непонятно почему идущие туда, не знамо куда, за тем, не знамо за чем. Так было всегда. Так будет всегда. И незаметно такое только для выражающих тело волн между их пиками – им Океан гладок, глубок и бесконечен. Им и их роль. Ну а мы заглянем чуть дальше, а там, смотришь, и попенимся в прибое)).

Оставить Комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *